• Хотя письма

    Комментарии к записи Хотя письма отключены

    Хотя письма и были адресованы разным лицам, они составляют единый комплекс документов — так или иначе, они связаны с теплоуховскими экспедициями в Минусинский край, а также с жизнью Е. Р. Шнейдера в Ленинграде. В письмах племяннику «дядя Женя», разумеется, писал о том, что могло быть интересно для мальчика в 11-16 лет, стараясь при этом увлечь его исследовательской деятельностью: он дает Юре подробные указания по обследованию каменных баб, посылает зарисовки археологических предметов, планы местонахождения раскопов; а в 1927 г. подробнейшим образом излагает особенности обучения в различных вузах, чтобы помочь племяннику в выборе направления. Письма к старшему брату Александру посвящены разным темам: раннее письмо от сентября 1922 г. содержит впечатления о новой для сибиряка петроградской жизни и размышления об интеллигенции, а письма 1927 и 1929 гг. посвящены опять же племяннику — вопросу устройства его на лето в одну из экспедиций (апрель 1927 г.) и проблемам его воспитания (январь 1929 г.). Read the rest of this entry »

  • М. П. Грязновым

    Комментарии к записи М. П. Грязновым отключены

    М. П. Грязновым статья о каменных изваяниях Минусинских степей (Грязнов, Шнейдер 1929). В 1922 г. Е. Р. Шнейдер переезжает вслед за С. А. Теплоуховым в Петроград, в 1924 г. заканчивает ЛГУ по археологическому отделу и тогда же устраивается на работу в отделение Сибири и Дальнего Востока в Этнографический отдел ГРМ (Орлова 1979: 134). В 1926 г. он участвует в Казакстанской экспедиции АН СССР, где изучает орнаментику казахов (Орлова 1979: 135; Шнейдер 1927а), в 1927 г. проводит археологические и этнографические (самагиры и негидальцы) исследования в низовьях Амура, а с 1928 г. начинает работу по этнографическому изучению удэгейцев (Орлова 1979: 135). В 1932 г. Е. Р. Шнейдер переводится на работу в Научно-исследовательскую Ассоциацию Института народов Севера для составления письменности удэгейского языка, написания букваря и первых книг на этом языке (Орлова 1979: 138-139; Васильков, Сорокина 2003). Главным научным трудом его жизни стали грамматика и словарь удэгейского языка (Шнейдер 1936), который, по определению лингвиста А. Х. Гирфановой, является «в буквальном смысле слова образцовым для удэгейского языка» (Гирфанова 2001: 9). Read the rest of this entry »

  • Прежде чем перейти

    Комментарии к записи Прежде чем перейти отключены

    Прежде чем перейти к основному содержанию статьи, напомним читателю основные вехи жизненного пути Е. Р. Шнейдера. Будущий ученый родился в Красноярске 3 (15) июля 1897 г. в семье инженера-технолога Роберта Ивановича Шнейдера3 (1848-1909) и Александры Александровны, урожденной Шепетковской (1853-1901). Евгений рано потерял родителей и примерно с 12 лет его воспитывал старший брат Александр. Существенной чертой этой семьи были интерес и любовь к истории родного края, активное участие в общественной жизни. Так, отец Р. И. Шнейдер входил в комитет по разработке устава Красноярского музея, в 1898 г. в числе других ходатайствовал об открытии Красноярского подотдела ВСО РГО (Мешалкин 1998: 76, 84; Вдовин и др. 2001). Дядя Н. А. Шепетковский — городской голова Красноярска (1898-1901, 1902-1905), в течение четверти века возглавлял Общество попечения о начальном образовании, был инициатором создания и заведующим первой городской общественной библиотеки (Бердников 2003). Отец и братья Шнейдера, в т. ч. Александр и Евгений, собирали для Красноярского музея различные коллекции (Тугаринов 1915: 99). Read the rest of this entry »

  • Кроме перечисленных пяти предметов

    Комментарии к записи Кроме перечисленных пяти предметов отключены

    Кроме перечисленных пяти предметов, в литературе есть упоминание об оселке с тамгооб-разным знаком, происходящем с поселения II-III вв. у дер. Семеновка в Крыму, и о двух точильных брусках со знаками из гробниц в Керчи (Былкова 2007: 100). Рассматривая знаки данных оселков в публикациях (Кругликова 1970: 23, рис. 15, 6; Соломоник 1959: 164), я не склонен относить их к сарматским тамгам. Стилистика этих изображений не позволяет уверенно трактовать их как сарматские знаки. Возможно, права Э. И. Соломоник, сравнившая знаки на оселках из гробниц в Керчи с буквами. Дальнейшее исследование будет опираться на известные мне пять перечисленных находок, знаки на которых уверенно можно называть сарматскими. Read the rest of this entry »

  • Статья Михаила Петровича Грязнова

    Комментарии к записи Статья Михаила Петровича Грязнова отключены

    Статья Михаила Петровича Грязнова «Так называемые оселки скифо-сарматского времени» (Грязнов 1961), которая навсегда внесла коррективы в интерпретацию этой категории находок, остается актуальной и спустя 50 лет после ее публикации (недавние работы: Малышев 2008: 179; Аникеева 2010: 192). Вывод М. П. Грязнова о том, что оселки, вероятней всего, являются предметами культово-магического назначения или амулетами, по большому счету основан не только на результатах проведенного трасологического исследования. Скорее этот вывод является, по меткому выражению Г. Чайлда, «научным выражением того, что мы не знаем, для чего они предназначались» (Чайлд 1956: 276; Байбурин 1981: 216). Это, конечно, понимал и М. П. Грязнов (1961: 142). Read the rest of this entry »

  • Минералого-петрографический анализ

    Комментарии к записи Минералого-петрографический анализ отключены

    Минералого-петрографический анализ показал, что оселки из филипповских курганов по составу и структуре не относятся к лидийскому пробирному камню. Они изготовлены из зеленовато-серых пород, содержащих незначительную примесь органического вещества (или битума). Однако по всем остальным характеристикам они отвечают требованиям, предъявляемым к современным пробирным камням. Также установлено, что породы, из которых изготовлены оселки, происходят из разных местонахождений. Вероятно, они были изготовлены в одном ремесленном центре: техника сверления отверстий, изготовления узора на золотых ручках и способы крепления их к камню в обоих оселках идентичны. Но золотая оправа одного оселка изношена (стерта) на ребрах практически до камня, что свидетельствует о длительности времени его ношения на поясе. Read the rest of this entry »

  • Анализ включений

    Комментарии к записи Анализ включений отключены

    Анализ включений на поверхности «оселков» из Филипповки. При исследовании микроструктуры поверхности каменных оселков методами растровой эдектронной микроскопии и рент-геноспектрального микроанализа было установлено присутствие на поверхности каждого из оселков двух видов включений. Анализ микроструктуры алевролитов позволяет утверждать, что обнаруженные включения для породы являются инородными, т. е. искусственно нанесенными (Аникеева 2010: 200). На поверхности одного оселка установлены два типа включений: Read the rest of this entry »

  • Следовательно

    Комментарии к записи Следовательно отключены

    Следовательно, не исключено, что на одной из сторон пальмирских тессер мастер отобразил предметы культа, которые считаются обычными для изображений на этих изделиях (Ростовцев 1903: 163). Человек, имевший такую тессеру, вероятно, был участником церемонии жертвоприношения в честь божества — Тихе или Белла. Важно отметить, что среди орудий фигурирует и оселок, который как вещь, таким образом, приобретает семиотический статус. Read the rest of this entry »

  • Технологические характеристики

    Комментарии к записи Технологические характеристики отключены

    Технологические характеристики и выявленные закономерности распределения оселков в мужских и женских погребениях из Филипповки 1 показали, что мужские оселки не использовали для затачивания инструментов (Аникеева, Яблонский 2009). Таким образом, если признать, что в могилы действительно помещали предметы, которые использовались погребенными при жизни, то «оселки» из мужских погребений являлись своеобразными амулетами или знаками отличия, которые подвешивали к поясу, как и предполагал ранее М. П. Грязнов (1961: 142). Женщины оселки и их обломки использовали для производственных (бытовых) нужд или в домашнем культе в качестве терочников для алтариков. Read the rest of this entry »

  • Введение

    Комментарии к записи Введение отключены

    Введение. В статье, выдержка из которой стала эпиграфом к данной работе, М. П. Грязнов писал: «К числу древних вещей, функция которых определена первыми же исследователями без каких-либо специальных изысканий, относятся каменные оселки — точильные бруски скифо-сарматского времени» (Грязнов 1961: 139). И далее, проведя тщательное исследование поверхности «оселков», ученый приходит к выводу, что на самом деле это предметы культово-магического назначения или амулеты (Там же: 142). Таким образом, исследователь впервые поставил под сомнение функциональное назначение каменных предметов, которые в скифо-сарматское время носили на поясе. Именно такой способ ношения фиксируется теперь не только предположениями М. П. Грязнова, но и изображениями «оселков» на изваяниях скифского времени (Ольховский, Евдокимов 1994: табл. 11). Однако после раскопок могильника скифского времени у сел. Филипповка (Yablonsky 2010) возник вопрос, все ли «оселки» действительно являлись амулетами или некоторые из них, в т. ч. и упомянутый М. П. Грязновым предмет из Чертомлыка (Грязнов 1961: 142-144) могли иметь иное назначение? Read the rest of this entry »