• Село или в Ставку

    Комментарии к записи Село или в Ставку отключены

    Село или в Ставку к государю на фронт. Мало того, за все время моего пребывания в Таганроге, вернее, наездов туда Нератов ни разу не позволил себе при мне никаких критических замечаний в отношении самого Деникина. Таким образом, он был настоящим «деникинцем» и по духу, и по положению, чего совсем нельзя было сказать о правительственных лицах как вне, так и внутри дипломатического ведомства. Так, например, Сазонов, когда я видел его в Париже еще до окончательного падения правительства Деникина, отозвался о последнем весьма ядовито, назвав его «превосходным солдатом, посредственным полководцем, плохим политиком и никуда не годным дипломатом».

    Впоследствии я узнал, что наряду с вполне лояльным деникинским ядром существовала и совсем к нему нелояльная периферия, за кулидами которой находился П. Н. Врангель. Но, даже если принять во внимание все вышеотмечен-ные особенности положения Нератова, следует сказать, что сам Деникин его очень ценил и вообще он по вопросам внешней политики считался непререкаемым авторитетом. Беда лишь в том, что в эту эпоху трудно было провести грань между внешней политикой и внутренней. Так было с польским вопросом, как и вообще с вопросом всех окраин, фактически отделенных от России, а также Кавказа, который в деникинское время играл выдающуюся роль.

    В отношении своей собственной линии поведения в международной политике Нератов остался верен себе. Его политика, политика Сазонова, была выражением лояльности к союзникам 1914 г., которая была так характерна для Сазонова в 1914—1916 гг., в бытность его еще царским министром иностранных дел. Сазонов, подписавший в начале войны Лондонское соглашение о незаключении сепаратного мира, остался верен своей подписи, несмотря на то что Россия, фактически находившаяся в руках большевиков, не сохранила верности своим обязательствам. Сазоновская политика поэтому принимала уже характер чисто личной лояльности.

    Posted by admin @ 6:44 пп